Афиша smart library Доступная среда tiktok VK instagram youtube facebook Ok rss YD visibility
logo
Государственная научная библиотека Кузбасса
имени В.Д.Федорова
Записаться в библиотеку через Госуслуги
close

Библиотека имени

ВАСИЛИЙ ФЁДОРОВ: ЗНАКОМЫЙ И НЕЗНАКОМЫЙ

О детстве и юношестве
Воспоминания о поэте
Портреты В.Д.Федорова 
Стихи, песни и произведения о жизни и творчестве поэта

Кемерово. Всему начало – здесь. Василий Дмитриевич Фёдоров, великий русский поэт, лауреат двух Государственных премий родился 23 февраля 1918 г. в селе Усть-Искитимское, ныне г. Кемерово.

Кемеровский период жизни семьи описан Василием Фёдоровым в очерке «О себе и близких», новелле «Мои метаморфозы» (книга «Сны поэта»), автобиографической романтической поэме «Седьмое небо».

«...родился я
Под орудийные раскаты,
Почти как царское дитя.
Слепые осенив бараки,
Припламеневшие к цевью,
В то утро огненные флаги
Согрели небо
В честь мою».
В. Фёдоров. Память века
(из поэмы «Седьмое небо»)

 

 

Больница, где родился поэт

Шахтёрские бараки на берегу Томи,
где временно поселилась семья Фёдоровых


В Метрической книге Николаевской церкви села Усть-Искитимское за 1918 год. Часть 1. О родившихся - запись о рождении Василия Дмитриевича Фёдорова 23 февраля и о его крещении 25 февраля священником Евгением Золотницким в честь преподобного Василия Исповедника (народное - Капельника).

В «Снах поэта» (новелла «Мои метаморфозы») В. Д. Федоров написал: «Из-за светлых волос у меня было семейное прозвище Седой бык, а ещё Батя Кемеровский, и тоже из-за седины какого-то кемеровского попа, крестившего меня в день Василия-капельника».

Николаевская церковь, где крестили поэта

 

 

Метрическая книга Николаевской церкви за 1918 г.

В 1919 г. большая семья Фёдоровых переезжает в деревню Марьевка, ныне Яйский муниципальный округ Кемеровской области-Кузбасса.

«А через год
Не от пирожного,
Не от медов в златом ковше
Везли меня
Сквозь хмарь таёжную
Ко хлебной дедовой меже.
В час отдыха
Меж невоспетыми,
Но не забытыми досель,
Между оглоблями воздетыми
Моя качалась колыбель.
Сама тайга меня качала
На зависть лиственным лесам
И положила там начало
Моим стремлениям
К небесам.
В. Фёдоров. Память века
(из поэмы «Седьмое небо»)

Любимым поэтом Василия Фёдорова был Александр Сергеевич Пушкин. В детстве Василий Дмитриевич нарисовал портрет Пушкина: «кудри были чёрные, брови чёрные, бакенбарды и того черней...Чем чаще я смотрел на Пушкина, тем больше предавался самовнушительному желанию, чтобы у меня потемнели волосы и брови...И что же вы думаете! Мои волосы и брови к моей неописуемой радости начали притемняться...и когда потемнели совсем, жизнь нанесла мне непоправимый удар. В одной из книжонок...я вычитал, что у великого Пушкина были рыжеватые волосы...».
В. Фёдоров. Мои метаморфозы
(Сны поэта. Новеллы)

По профессии Василий Фёдоров был техником- самолётостроителем. Окончил Новосибирский авиационный техникум. Вот как он вспоминает первый год своей учёбы: «Я уже учился на первом курсе авиатехникума, куда чудом попал после шестого класса школы колхозной молодёжи и двух лет работы в колхозе. Седьмой класс, выпавший из моей жизни, поначалу тяжело сказывался на моих занятиях. Дело в том, что на первом курсе техникума начали преподавать высшую математику – интегральное и дифференциальное исчисление, для постижения которых нужно было знать бином Ньютона, а его-то я и не знал. ...Под выходной мои товарищи позволяли себе ходить по вечерам, назначать свидания с девушками, а я, бедняга, сидел в пустом общежитии и отыскивал точки в пространстве».
В. Фёдоров. Два видения и один сон
(Сны поэта. Новеллы)

В.Д. Фёдоров у Новосибирского авиационного техникума

Василий Фёдоров, учась в техникуме, выучился летать на самолете и решил бросить техникум и стать лётчиком. Почему же не сбылась его мечта? «Шёл набор в Балашовскую лётную школу, где-то под Саратовом. Попасть в неё было считать привилегией. Но в то время я заканчивал Новосибирский авиатехникум. Через месяц предстояла защита диплома. «Бог с ним, с дипломом!»- решил я и пошёл к директору. Наивному, мне казалось, что чуткий директор сразу же благословит меня на мой будущий подвиг. Однако моего энтузиазма он не разделил.
- А наш техникум тебе что – игрушка?...
- Но я же пилот ОСО, я обязан...
- Пилотом ты стал за один год, и то без отрыва, а в техникуме учишься четыре года!...Четыре года тебя учили строить самолёты, не построил ни одного, а летать собрался!...На чём?...
Словом, через месяц после этого разговора я с дипломом техника-технолога ступил на территорию Иркутского авиационного завода. Как выпускникам Новосибирского авиатехникума, нам очень повезло. У нас были преподаватели институтского уровня, волею судеб оказавшись в Сибири. Нас действительно ждали и сразу же назначили технологами, конструкторами и мастерами. В двадцать лет я ешё не был испорчен стихами и оказался неплохим мастером, а вскоре начальником мастерской».
В. Фёдоров. Катаклизм
(Сны поэта. Новеллы)

Василий Дмитриевич Фёдоров окончил Литературный институт им. М. Горького. В 1949 г. он женился на своей однокурснице Ларисе Быковой. У Ларисы в Москве была семиметровая комната, в которой и началась семейная жизнь молодых студентов. У них был кот по имени Тартюф. Вот интереснейшие воспоминания Василия Дмитриевича о молодости, связанные с Тартюфом. «До стипендии оставалось несколько дней. Штудируя Еврипида и Софокла, мы с грустью поглядывали на последнюю «трёшку», приготовленную для магазина...Чего на неё купишь?
- Занял бы у кого-нибудь, - подсказала жена...
- А у кого я займу?
- Тебя знает Асеев...
- Знает. Но...
-Тебя знает Твардовский...
- Не те отношения...
- Тебя хвалил Сельвинский...
- Не те отношения...
Когда и второй круг поисков замкнулся и мы замолчали, Тартюф, разминаясь, выгнул спину и отправился по знакомому маршруту: стол-форточка – и весь мир...Обычно, возвращаясь, на форточку он вспрыгивал шумно, На этот раз он грузно вскинулся вверх, когда я читал стихи Алкея...что-то шмоктанулось на пол, а вслед за свёртком, ошеломившем нас, пружинисто спрыгнут и наш добытчик. ...Тартюф фигуристо поластился у наших ног, потом обратился к свёртку – дескать, что же вы? Жена опасливо развернула загадочный свёрток, и мы увидели большой круг отличной колбасы...Первая крупная доля...была с должной церемонией преподнесена кормильцу, после чего, отбросив нравственные сомнения, к еде приступили и мы. Не бежать же было по переулку с криком: «Чья колбаса?» Грех Тартюфа был налицо, но это был святой грех – грех, граничащий с подвигом».
В. Фёдоров. Сны с Тартюфом
(Сны поэта. Новеллы)


Лариса и Василий Фёдоровы, 1949 г.

Из воспоминаний Ларисы Фёдоровны: Василий Дмитриевич в Переделкино написал к будущей книге новелл «Сны поэта» новеллу о нашем с ним студенческом коте Тартюфе...Какие баснословные года! И эта комнатка около семи метров, где мы двое – с нашими страстями, разногласиями и божественной любовью к поэзии: «Злой бог подсунул мне жену с такою же безумной страстью». Так вот на этих «около семи» жил ещё кот Тартюф...Потом он вместе с нами переехал в комнату 13 метров. Но по-прежнему прыгал в форточку и злыми, комендантскими глазами смотрел на наших припозднившихся гостей, если они случались на тех тринадцати...

Василий Дмитриевич, учась в Литинституте, постоянно подрабатывал в журналах «Молодая гвардия», «Новый мир», «Наш современник» и др. Однажды главный редактор журнала «Новый мир» Александр Твардовский послал Василя Фёдорова в командировку в Кузнецк (Новокузнецк) для написания очерка о сталеварах КМК. Получив свой первый гонорар, Василий Дмитриевич купил для Ларисы Фёдоровны золотой перстень с жёлтым топазом.

Из воспоминаний о В.Д. Фёдорове Александра Быкова, родного брата жены поэта: «Одна из особенностей характера Василия Дмитриевича была в том, что он не мог терпеть присутствия в зале родственников во время своих выступлений. ...Больше всех страдала от этой странности моя сестра. Ей как жене всегда хотелось присутствовать на выступлениях поэта, но разрешения на это она не получала. ...Сестра рассказывала, что однажды поехала в Политехнический музей задолго до выступления поэта, тайком проникла в зал и спряталась на галёрке. Когда Василий Дмитриевич вышел на сцену, он первым делом начал внимательно осматривать зал. Потом перевёл взгляд на галёрку. Тогда жене поэта пришлось сползти с кресла на пол и встать на колени. Над барьером галёрки остались только её глаза. Так и простояла она всё выступление на коленях к удивлению сидящих рядом студентов».


Выступление В.Д. Фёдорова, 1960 г.

Из воспоминаний о Василии Фёдорове прозаика Сергея Воронина: Впервые я увидел Василия Фёдорова в 1960 году в Доме имени Владимира Маяковского, где он читал главы из своей поэмы «Седьмое небо»...Слушали с тем глубоким вниманием и радостным удовлетворением, которые возникают только при встрече с большим талантом. Читал Василий Фёдоров без аффектации, удивительно искренне, донося каждое слово до слушателей, словно бы подавая на ладони. Он даже и не читал, а как бы рассказывал и с сожалением, и грустью, и с нежностью о неразделённой юношеской любви, о той роковой застенчивости, которая приносит страдание и горечь от упущенного и невозвратимого, о дружбе, во имя которой можешь отказаться от самого дорогого.

Я мучился,
Любовью раненый,
Себя сжигая на огне.
Друг подходил к душе Марьяниной.
А я топтался в стороне.

Чем дальше он читал, тем как бы больше вырастал в наших глазах. И так-то высокий, он становился ещё выше, и этот его ниспадающий на лоб тяжёлого золота чуб, и время от времени вспыхивающий огонь в глазах. Всё воедино сливалось с его стихами. И всё было прекрасно!


 Василий Фёдоров с кузбасскими писателям.
Слева направо: Олег Павловский, Валентин Махалов, Виктор Баянов,
Василий Фёдоров, руководители Яйского района. Пгт. Яя. 1972 г.

Из воспоминаний поэта Михаила Шевченко: Судьба подарила мне множество встреч с Василием Дмитриевичем, когда я стал работать в правлении Союза писателей РСФСР...Пожалуй, не было встречи, чтобы он за кого-нибудь не просил, о ком-нибудь не беспокоился. И живут «предметы» его беспокойства в Барнауле и Магадане, в Оренбурге и Петрозаводске, не говоря уж о родном его Кемерове. Он умел дружить. Был верен в дружбе. Где бы ни был он – на заседании ли секретариата правления Союза писателей, в дружеском ли застолье, при случайной короткой встрече – с Василием Дмитриевичем всегда было хорошо. Сердце Василия Дмитриевича жило любовью к людям, ко всему доброму на земле. Он любил и пел свою Марьевку, Сибирь, Россию – всю страну. Он гордо и достойно нёс звание поэта, чувствовал и понимал высокое его предназначение, взваливал на свои далеко не богатырские плечи непомерную тяжесть.

Беря пророческую лиру,
Одно он помнит из всего,
Что всё несовершенство мира
Лежит на совести его. (в. Фёдоров)

Живописный портрет «Молодой поэт Василий Фёдоров»
худ. Ольга Шереметинская, 1947 г.

Василия Дмитриевича Фёдорова любили писать художники. Первый его портрет был написан новосибирской художницей Ольгой Ананьевной Шереметинской (1913-1953 гг.) У Василия Дмитриева есть прекрасная новелла об этом портрете «Человек из портрета» в книге «Сны поэта».

Кемеровский художник Герман Порфирьевич Захаров, уделявший значительное внимание портретной живописи русских писателей: Пушкина, Достоевского, Гоголя, Шукшина, создал несколько портретов Василия Дмитриевича и его супруги Ларисы Фёдоровны. Герман Захаров вспоминает о реакции В.Д. Фёдорова на портрет, где поэт написан у сломанного дерева: Картина заключалась вот в чём: сломанное - бурей ли, временем ли – мощное дерево. И поэт, опустив голову и глядя куда-то в сторону, положил свою руку на место слома...Мне как художнику интересно было наблюдать за человеком, который изучает свой образ, созданный другим человеком...Одной из главных черт фёдоровской поэзии я считаю постоянное стремление поэта осознать себя, смысл соей жизни, свои возможности...Символ всего преходящего – мудрое, изборождённое морщинами дерево, рухнувшее, несмотря на свою мощь...Потому что сила времени беспощадна и сокрушительна. И человек, державший свою руку на сломе рухнувшего дерева, осознаёт конечность всего, и поэтому, думая о своём будущем, он думает прежде всего о максимальной самоотдаче, которая единственно может оправдать целесообразность отпущенного тебе на земле срока...
-Да, это я...Тут, как говорится, у вас попадание точное...Любопытно, любопытно...
Похвалил исполнение и у меня отлегло.


Поэт В.Д. Фёдоров. Художник Г. Захаров, 1981 г.

Писал портрет В.Д. Фёдорова Павел Фёдорович Судаков (1914-2010) - советский живописец, Народный художник РСФСР, лауреат Сталинской премии. Графический портрет поэта был написан Иваном Ивановичем Филичевым, заслуженным художником России к творческому вечеру Василия Фёдорова в Кемеровской филармонии в 1980 г. Позже Иван Филичев написал живописный портрет поэта, сидящего босяком на марьевском крылечке.
Более сорока портретов Василия Дмитриевича Фёдорова в тонких акварельных тонах написал Владимир Филиппович Черепанов, живописец, график, участник Великой Отечественной войны. Графические портреты В.Д. Фёдорова создавал заслуженный художник России Василий Петрович Кравчук.


Поэт Василий Федоров. Художник Филичев Иван Иванович.
1987. Холст, масло. 130х100. Из фондов Кемеровского областного музея изобразительных искусств

Голос поэта. Всесоюзная студия грамзаписи «Мелодия» сохранила голос поэта Василия Фёдорова. В 1984 г. она в серии «Читает автор» выпустила грампластинку «Василий Фёдоров. Стихи и поэмы». В.Д. Фёдоров читает более 40 своих произведений. Пластинка с автографом Л.Ф. Фёдоровой, супруги поэта, хранится в мемориальной комнате Василия Дмитриевича Фёдорова в Государственной научной библиотеке Кузбасса им. В.Д. Фёдорова.

Грампластинка «Василий Фёдоров. Стихи и поэмы»

На стихи В.Д. Фёдорова написано и исполняются прекрасные песни. Виктор Никифорович Егоров, заслуженный работник культуры России, бард создал и записал более 50 песен на стихи поэта. О поэте снято несколько фильмов на Кемеровской телестудии и Центральном телевидение СССР.

Продолжают издаваться произведения В.Д. Фёдорова и книги о его жизни и творчестве.

 

 

Федоров, В. Д. Дивись тому, что ты живешь: стихотворения /В. Федоров; [ред. В. А. Никулина; сост.: В. И. Лаврушкина, Г. И. Карпова; граф. В. П. Кравчук; Кемеровская областная научная библиотека им. В. Д. Федорова]. - Кемерово : [б.и.], 2016. - 158 с.: ил.

Махалова, Т. И. Только свет и слово. О поэте Василии Федорове. воспоминания, статьи. - Кемерово: Кемеровское отделение
Союза писателей России, 2018. - 419, [3] с: портр., ил.

Другие портреты В.Д.Федорова можно посмотреть по ссылке.

Последние изменения: 27.01.2021 15:33